Гордон Олдхэм: Бегущий человек

Post Thumbnail
Maciek Klimowicz [:en]Maciek Klimowicz is the former Editor in Chief at Real Life Phuket. Food, wine, culture and travel are some of the things he enjoys and writes about. Contact Maciek on klimowicz.maciej@gmail.com[:ru]МАЧЕК КЛИМОВИЧ – ШЕФ-РЕДАКТОР ЖУРНАЛА REAL LIFE PHUKET. СРЕДИ ЛЮБИМЫХ ТЕМ МАЧЕКА – КУХНЯ, ВИНО, КУЛЬТУРА И ПУТЕШЕСТВИЯ, ТО ЕСТЬ КАК РАЗ ТО, ЧТО ПХУКЕТ ГОТОВ ПРЕДЛОЖИТЬ В ИЗОБИЛИИ. СВЯЗАТЬСЯ С МАЧЕКОМ МОЖНО ПО ЭЛ. ПОЧТЕ klimowicz.maciej@gmail.com

Gordon Oldham

Каждое лето он проводит на велосипеде во Франции. Он преодолевает 250-километровые дистанции в труднодоступных уголках планеты и организует продолжительные забеги в Непале, Китае, Монголии и других странах. Кто он? Сумасшедший фанат экстремального спорта? Профессиональный триатлет? Нет! Он юрист, предприниматель, филантроп... И это далеко не полный список характеристик, которыми можно описать Гордона Олдхэма, владельца Pavilions Hotels & Resorts.

Побеседовать с Гордоном нам удалось в очередной из переломных моментов его жизни, когда он готовился к запуску двух жилых проектов в Нисеко и на Пхукете, а также реализовывал план по превращению The Pavilions в бренд глобального уровня.

Gordon Oldham

Мачек Климович: В своей жизни вы участвовали в огромном количестве бизнес-проектов, благотворительных инициатив и других вещей. Если бы из всего этого списка занятий надо было оставить один пункт, то какой бы вы оставили?

Гордон Олдхэм: Бег. И надо отметить, что лишь около двух недель назад – после 65 лет занятий бегом – меня впервые подвело колено, так что мне предстоит посетить больницу и сделать небольшую операцию.

Все началось в те дни, когда я издавал журнал Action Asia, региональное издание, посвященное приключенческому туризму. Название нашего проекта – Action Asia Events, и мы организуем забеги или просто пешие походы, потому что, к примеру, в Непале не так-то просто бегать! Мы отправляемся в Монголию, Непал, Китай и другие места. Но все это – всего лишь трехдневные мероприятия, а мне хотелось чего-то большего, так что я присоединился к организации Racing the Planet. Она базируется в Гонконге и проводит забеги на 250-километров в богом забытых местах. Последнее из мероприятий – в Патагонии в ноябре.

Кажется, Пхукет – это ваше место: отличные дороги для велоспорта, изобилие различных забегов, гостеприимство и гастрономия!

Это чудесное место, одно из моих самых любимых после Франции, потому что с Францией ничто не сравнится, и остров Бали, которые нельзя не любить. Пхукет – это совершенно особенное место. Мне нравится здесь, поскольку я люблю открытые пространства. Кто-то скажет, что Пхукет уже слишком застроенный и людный, но съездите в Гонконг или на Бали, и вы поймете, что я имею в виду. Для меня здесь просторно. Я люблю джунгли и много занимаюсь бегом, особенно на восточном побережье.

Забеги требуют большой подготовки?

Отнюдь нет. Господь дал мне сильные ноги, с которыми до недавнего момента у меня не было ни единой проблемы. И как вы можете судить по моей комплекции от пояса и выше, я не то чтобы много тренируюсь. Но до сих пор я благополучно прихожу к финишу во многих гонках и зачастую показываю неплохие результаты!

Gordon Oldham

Полагаю, что и с тайм-менеджментом управляетесь неплохо?

Тайм-менеджмент очень важен. Я не хочу углубляться в философские рассуждения, но трата времени впустую – это единственный грех. С годами начинаешь понимать, что жизнь и отведенное тебе время не бесконечны. Так что я стараюсь использовать свои по максимуму.

Мой секрет – наличие хороших людей, которым я могу делегировать дела. Есть две основных причины провала в бизнесе. Первая – это нежелание отпустить власть, поскольку на подъем бизнеса требуется гораздо больше времени, чем многие думают. Вторая – это слабый менеджмент. Многие предприниматели стараются все делать своими руками, поскольку убеждены, что у них самих получится лучше всего. Таким был и я, пока не осознал, что вокруг есть люди, которые при правильном управлении сделают лучше, чем я. Надо просто найти этих людей, воспитать и подготовить.

Перед тем, как уйти в бизнес, вы были юристом. Почему же вы всех же стали бизнесменом?

Стать бизнесменом нельзя, можно лишь все больше и больше делать то, что делает бизнесмен. Суть вопроса в том, что будучи юристом ты не можешь продать свою работу. Сейчас у меня прекрасная юридическая практика, но продать ее всему миру я не могу, только другому юристу. Это не товар. Для меня юридическая практика – это хороший генератор дохода, и я думаю, что это отличное занятие для ленивого человека. Нет ни склада, ни запасов товаров, ни головой боли. Люди, которые делают большие деньги в большом бизнесе, получают их потому, что они на это работают.

Если честно, я удивлен. Я думал, что вы скажете, что бизнес – это получение прибыли, а работа юриста – это своего рода страсть...

Все наоборот. Если я вхожу в какой-то бизнес-проект, то это значит, что он мне нравится. А это означает, что я хочу работать над ним и вижу перспективы его развития и улучшения.

Что насчет Pavilions, почему вы открыли отель?

За этим проектом стоит совсем другая философия. Мир в наши дни стал настолько однородным, что на центральных улицах и Москвы, и Парижа нас встречают одни и те же магазины с одинаково выложенными товарами. В дизайне отельных номеров – пусть и очень красивых – также не хватает местной специфики. Именно это мы решили изменить в Pavilions и именно это намерены развивать и расширять сейчас.

Моя первая задача – превратить Pavilions в глобальный бренд, и это серьезный вызов. Мы приобрели здание в центре Рима, в самом сердце города, в Амстердаме, в Мадриде. Мы купили два старых здания в Лиссабоне, и это жемчужина в нашей короне. Затем мы пришли в Японию, где сейчас строим отель и жилую недвижимость. У нас есть шато во Франции, и сейчас мы переформатируем его помещения в апартаменты, которые можно было бы сдавать на пару недель, чтобы гости могли почувствовать вкус жизни в шато. На Бали у меня есть судно для дайвинга со всеми условиями для проживания на борту, а в следующем году я открою поп-ап отель в Монголии, на пути к Эвересту. И это не просто отели!

Звучит так, словно вы стремитесь поместить своих гостей в экосистему Pavilions.

Совершенно верно! Пожалуй, я запомню эту формулировку на будущее. Я не просто открываю отели, я создаю определенный образ жизни Pavilions. Есть одна вещь, которую я бы хотел ввести в привычку у своих гостей. Эта вещь – чувство принадлежности к семье, где у всех схожий образ жизни. Я не просто продаю дом покупателю. Я хочу, чтобы покупатель знал, что пока на Пхукете идут сезонные дожди, он может отправиться в велнесс-центр на Бали, который я открываю на месте Aman Villas. Летом он может насладиться солнцем во Франции, зимой – снегом в Японии, в декабре – приехать на Пхукет, а затем взять лодку и провести неделю на Бали. Я предлагаю гостям определенный стиль жизни, а не просто недвижимость.

Gordon Oldham

Как вышло, что достигнув стольких целей, вы все равно увлечены этой работой? Почему бы не отдохнуть наконец, не поиграть в гольф?

Я человек логичный. И если бы я поступил, как вы говорите, то с точки зрения логики это означало бы просто дожидаться своего последнего дня. Звучит неприятно, но что еще делать? Единственная вещь, которой я, пожалуй, с удовольствием занялся бы, это более глубокая работа над нашим благотворительным проектом в Непале. Знаете, иудеи иногда говорят о неофициальной одиннадцатой заповеди: отдавай одну десятую того, что получаешь.

И это приносит вам радость?

Это не то, что приносит мне радость. Это то, что я просто должен делать и все! Если перед вам стоит человек, вы знаете, что не должны его бить, и знаете это примерно с шестилетнего возраста. Это прирожденное знание, оно в наших генах. И точно также, если вы видите человека в нужде, а сами живете в достатке – вы помогаете. Это естественное поведение и так должен поступать каждый.

Расскажите побольше о проекте в Непале.

У меня есть в Непале друг. Его зовут Дуглас, и он – единственный человек, которого я зову братом, хотя у меня есть и родной брат. Наша встреча произошла после того, как в одной гонконгской газете я прочитал о человеке, который искал средства, чтобы открыть вторую свою школу в Непале. Я связался с ним, и спросил, можно ли взглянуть на проект в Непале, на что он ответил, что никаких проблем с этим нет. Тогда я позвонил одному из друзей и пригласил его присоединиться к поездке. И когда мы сели с ним в самолет, он достал из портмоне ту самую чудесную газетную статью, которая вдохновила меня несколькими месяцами ранее!

С того момента я открыл 13 школ и одну больницу в Непале, которые для местного правительство стали образцом. И во время каждого визита в Непал я думаю, что хотел бы, чтобы со мной было больше людей. Видеть своими глазами, как мы меняем жизнь этих людей и в какую скромную сумму все обходится нам – это стоит того. Это то, что радует меня больше всего. Это настоящая помощь людям.

Но разве вы не говорили, что если бы из всех своих занятий оставили одно, то это был бы бег?

В моих родных краях принято так: если ты делаешь добрые дела, то не говоришь о них.

Тогда давайте поговорим о чем-то другом. Какие планы у вас есть относительно Пхукета и его блага?

Мое видение таково. На Пхукете живет значительное число иностранцев-пенсионеров. Они живут на пенсионные сбережения, и просить у них деньги на благотворительность не стоит. Но зато у них есть другое – свободное время и язык. Именно о них я сейчас и думаю – о тех, кто говорит по-английски, и у кого есть свободное время. Идея в том, чтобы запустить центр, который одновременно имел бы и коммерческую, и благотворительную составляющую. Коммерческая сторона заключается в том, что в каждом отеле здесь есть преподаватель английского для сотрудников, но обычно это тайский учитель и стандарты иностранного языка довольно низкие. Мы могли бы направлять в отели своих учителей для преподавания английского и компьютерной грамотности, а получаемые средства направлять на предоставление местных детям доступа к компьютерам и урокам английского. Проблема с благотворительными фондами заключается в том, что ты каждый год просишь у людей деньги, но жертвующие хотят видеть результаты, а не просто расставаться с деньгами год за годом. Я же думаю о самообеспечивающейся системе. Ключевое слово здесь – «социальная инициатива». Это способ помочь детям и не просить пожертвований.

В завершение, расскажите, что, как вы думаете, привело вас к успеху? И что поддерживало все эти годы?

Я думаю, что поддержку мне оказывала работа юриста. Применительно к бизнесу, юриспруденция дала мне не только понимание, что нужно делать, но и что не нужно. Я учился на ошибках других людей. Что же касается успеха, то здесь надо благодарить удачу и чувство юмора. Некоторые люди объясняют успех талантом, но ты можешь быть талантлив в одном и бездарен в другом. Часто можно услышать, что ключ к успеху – знания, но поему тогда у нас так много бедных университетских профессоров? Так что ключ к успеху – это ум, удача и умение ухватиться за открывшуюся возможность. И наконец, для того, чтобы достичь успеха, надо заниматься тем, что тебе нравится. Тогда это и не работа даже!